Суббота, 22 июля 2017 года
Выбор читателей

Чем меньше мировая напряженность в ожидании военного удара по Сирии, тем ниже цены на нефть

Реклама

Баррель нефти на сегодняшнем спот-рынке в Европе стоил меньше 115 долларов. На падении цены сильно сказалось то обстоятельство, что обстановка на Ближнем Востоке стала чуточку менее напряженной благодаря достигнутой договоренности между Сирией и Россией, которая, в свою очередь, понизила вероятность совсем скорого военного вмешательства США в дела Сирии. Чуткие инвесторы сразу же начали сбавлять цены на нефть.

Хотя надо признать, что такое понижение плохо сказывается на цене российской нефти марки Urals, которая стала стоить 112,25 долларов за баррель — это минимум с февраля этого года. За марку Brent дают 114,1 долларов за баррель, а это тоже понижение — на 2,6 процента по сравнению со вчерашней ценой на момент закрытия торгов.

Ситуация в Сирии активно влияла на цену черного золота в конце августа, когда весь мир ждал вторжения американцев или натовских войск. Первые числа сентября принесли некоторое затишье, и вот начался спад. Инвесторы едва ли не первыми узнавали о том, что в Средиземном море начинают скапливаться военно-морские силы союзников — США и Великобритании.

Конечно, политическая ситуация в мире всегда влияла на рыночные цены, но применение 21 августа химического оружия в пригороде Дамаска получило весьма большой резонанс во всем мире. Подготовка к военной операции против этой страны стала мощным толчком для того, чтобы цены на нефть стали неуклонно расти.

Сейчас цены начали падать, но пока неизвестно точно, чем кончится инициатива Франции по вынесению резолюции в Совет Безопасности ООН и какое решение примет Конгресс США в ответ на предложение, внесенное президентом Америки. Пока имеется публичное согласие Сирии на передачу международному контролю имеющегося химического оружия, которое было достигнуто благодаря ходу, сделанному Россией. Это даже позволило Бараку Обаме объявить о том, что выполнение условий соглашения сделает возможным отказ от военного вторжения. Последнее обстоятельство весьма позитивно сказалось на нефтяном рынке, потому что большинство инвесторов было напугано новой войной на Ближнем Востоке.