Понедельник, 24 июля 2017 года
Выбор читателей

Физики представили уникальное открытие в Коллайдере

Реклама

Коллаборация ALICE, работающая на Большом адронном коллайдере, сообщает о поиске экзотических шестикварковых частиц — дибарионов — в продуктах столкновений тяжелых ядер. Искомые дибарионы не обнаружены, и это ставит под сомнение целый пласт теоретических работ на эту тему. Статья коллаборации появилась в архиве электронных препринтов Корнельского университета и направлена в печать в журнал Physics Letters B.

Проект ALICE, проводящий эксперименты на Большом адронном коллайдере, отчитался о результатах поиска экзотических шестикварковых частиц, дибарионов, ради чего сталкивали тяжелые атомные ядра.

Теоретически предполагаемые дибарионы на практике не обнаружились, что подставило под сомнение множество научных работ на эту тему, пишет N+1 со ссылкой на статья коллаборации ALICE в архиве электронных препринтов Корнельского университета.

Многокварковые адроны являются темной стороной физики сильных взаимодействий. Одна из работающих на Большом адронном коллайдере коллабораций, LHCb, неожиданно открыла пентакварки, тогда как проект ALICE искал адроны из шести частиц, дибарионы.

Исследователи особо интересовались всех возможных комбинаций, особенный интерес представляет дважды странный H-дибарион — частица из шести кварков, два из которых — странные. Его существование предсказали еще в 70-х годах, после чего теоретики принялись строить различные модели его функционирования.

ALICE искала два конкретных дибарионов — дважды-странный H-дибарион и однократно-странный дибарион. В 2011 году коллайдер в течение месяца сталкивал тяжелые ядра атомов, собрав данные по почти 20 млн случаев. После длительного изучения физики отобрали из нее события, где рождались требуемые наборы частиц. Специалисты намеревались понять, можно ли пояснить их распадом дибарионов.

В целом, получается, что отрицательный результат ALICE привнес новую загадку в этот и без того запутанный раздел физики сильных взаимодействий. Физикам теперь придется разбираться не только со свойствами только что открытых пентакварков, но и с неоткрытыми дибарионами — а это задача куда сложнее.

По мнению Уилкинсона, эту теорию рано списывать со счетов.

«Очень трудно убить суперсимметрию, — говорит он. — Это многоголовый монстр. Но если в течение ближайших двух лет ничего не изменится, для суперсимметрии наступят тяжелые дни, число ее сторонников будет падать».

Так что придется дожидаться предсказанного Рольфом Хейером урожая. А также вступления России в CERN, которое, по словам министра образования и науки России, произойдет до конца 2015 года, когда наша страна должна получить статус ассоциированного члена Европейской организации ядерных исследований.

*

Комментарий: