Четверг, 17 июня 2021 года
Выбор редакции

Байсафа Томирис и Муртазали: мать погибшей студентки приговором недовольна

Байсафа Томирис и Муртазали: мать погибшей студентки приговором недовольна

Мама погибшей студентки Байсафы Томирис не согласна с оправдательным приговором для Муртазали Меджидова и намерена его обжаловать. Об этом Жанна Ахметова сказала представителям СМИ, когда 8 июня 2021 года Никулинским судом Москвы был оглашён приговор.

Ахметова считает приговор неправильным и заявила журналистам, что проигран только бой, а война продолжается.

Горькая история Байсафы Томирис и Муртазали Меджидова

Сына Мухтара Меджидова, экс главы дагестанского правительства, Муртазали Меджидова решением московского Никулинского суда полностью оправдали 8 июня 2021 года после того, как 7 июня суд присяжных посчитал, что молодой человек в убийстве студентки, с которой он встречался, невиновен.

Томирис Байсафа из Казахстана и Муртазали Меджидов учились на 4 курсе МГИМО и встречались более двух лет. В апреле 2018 года, когда молодые люди находились в одной из аудиторий учебного корпуса одни и, как свидетельствуют очевидцы, громко выясняли отношения, случилась трагедия. Неизвестно, как именно это произошло, но девушка выпала из окна аудитории, находящейся на 4 этаже.

В течение трёх недель врачи боролись за жизнь Томирис, было проведено несколько операций, но всё напрасно – так и не приходя в сознание, девушка скончалась.

Следственный комитет РФ сначала квалифицировал случай как доведение до самоубийства. Затем, согласно материалам, полученным в ходе дальнейшего расследования, статья была заменена на «Убийство» и Муртазали Меджидова задержали, предъявив обвинение в избиении студентки и в том, что именно он вытолкнул её в окно.

Два года следователи разбирались во всех подробностях произошедшего и в том, сама выпала из окна студентка или ей всё-таки помог Меджидов. И вот в июне 2021 года вердикт вынесен.

Дело Байсафы Томирис и Муртазали: война продолжается

Жанна Ахметова посчитала, что адвокат ей не нужен, понадеявшись на свои силы, однако позже она поняла, как ошиблась, и теперь обязательно наймёт адвоката. В беседе с журналистами она рассказала, что делала всё для того, чтобы дело о гибели её дочери не стало обычной волокитой, и чтобы им как можно скорее занялись в центральном управлении СК.

Ахметова подчеркнула, что у неё не было никаких сомнений в том, каким будет обвинительное заключение. Ведь была проведена экспертиза, в ходе которой выяснили, что характер падения девушки из окна был с ускорением. Об этом же говорит и то расстояние от учебного корпуса, на котором лежала Томирис – её толкнули.

На подоконнике следов студентки не нашли, а вот след Муртазали там был. Единственное, чего мать погибшей не учла – что решение будет принимать суд присяжных. А ему важнее эмоции, чем доказательства.

«Стороне защиты в суде удалось быть более убедительной и красноречивой. Однако я не собираюсь опускать руки и считаю войну не оконченной», — сказала Ахметова представителям СМИ.

Почему Муртазали выбрал суд присяжных: мнение экспертов

От самого Муртазали журналистам никаких комментариев добиться не удалось. Из суда он шёл с низко опущенной головой, никому ни на какие вопросы не отвечая. А потом сел в автомобиль, который к нему подъехал, и сразу же уехал.

По причине оправдательного приговора у Муртазали появляется возможность требовать реабилитации и компенсации за моральный ущерб. Однако, как отметил его адвокат, уважая чувства матери, он не воспользуется этим своим правом.

Главное – произвести впечатление

Как заявили адвокаты Муртазали, суд присяжных их подзащитным был выбран для того, чтобы не было сомневающихся в том, что вердикт будет объективным. В то же время, по словам криминолога Якова Глинского, хорошо известно, что чаще всего такой выбор делают в расчёте на принятие судом эмоционального решения.

Эксперт отметил, что для профессионального суда важны только доказательства. У присяжных же оценка базируется на собственных ощущениях. Именно по этой причине суд присяжных чаще выносит оправдательные приговоры.

«Присяжных больше интересует эмоциональная сторона дела. Им важно, что за личность обвиняемый, и адвокатам это прекрасно известно. Поэтому они всё делают для того, чтобы произвести на суд впечатление. Для профессионального же суда такое неприемлемо», — подчеркнул Глинский.

По словам эксперта, разбираться в том, добровольным был уход из жизни или принудительным – всегда очень сложно.

Если свидетелей произошедшего найти не удалось, тогда разбираются, был ли человек предрасположен к суициду и оставил ли он предсмертную записку. Далее необходимо выяснить, в каких отношениях были погибший и потенциальный обвиняемый, случайно ли они встретились или, возможно, это конфликт давнишний.

В таких случаях важно провести судебно-медицинскую экспертизу. И всё равно – она может быть сколько угодно точной, но стопроцентной уверенности в том, как именно всё произошло, она не даст. То есть допустить ошибку следствие может, добавил Глинский.


Читайте также


Новости партнеров